Нажмите "Enter", чтобы перейти к содержанию

Аццкий Нуб. Часть 1. Ад. Глава 1. Вельзевул

В темном-темном зале, на черном-черном тро…

Нет, не так.

Темный зал наполняли стоны боли.

Кровавого цвета стены оплетали черные цепи, приковавшие к ним ужасно изуродованных существ, бывших некогда красивыми девушками. А может, и не очень красивыми. А может, и вовсе не девушками, теперь уж было не разобрать.

В центре зала стоял светящийся багровым огнем трон, на котором в задумчивости сидел Вельзевул. Князь Ада грустил. А когда он грустил, от этого грустили и все вокруг. К грусти была примешана озабоченность, сдобренная злобой.

Облик огромной уродливой мухи был для него привычным и родным, только вот думалось в нем не очень. Зато грустилось хорошо. Муха… Мух? Подползла… Подполз? К одному из тел, принялась есть. Желудочный сок выделился и растворил еще живую плоть. Гибкий хоботок всосал вкусный бульон.

Много уже веков прошло с тех прекрасных времен, когда в рассвете сил он во главе легионов демонов бился за своего повелителя, и Люцифер по достоинству отметил соратника. Он пожаловал ему титул Князя Ада и Архидьявола, поручил заниматься всеми внутренними делами Ада и подарил почти неограниченные полномочия.

Но, казалось, последние тысячелетия административной работы не повлияли на Архидьявола. Вовсе не расслабили, не размягчили… Все, кто знал его давно, ну больше пяти-шести тысяч лет, отмечали, что за эти века он стал только жестче и еще более злобным и требовательным. Единственное, что в нем изменилось кардинально – угрюмый ранее Вельзевул приобрел весьма специфическое чувство юмора и едкий сарказм. Однако те же самые знакомые, отмечали, что зря он их приобрел и лучше бы оставил там, где взял. С вечно хмурым и злобным Архидьяволом было как-то спокойнее, чем со злобным и норовящим над тобой дьявольски подшутить.

Сам же он чувствовал, что его грусть и злость требуют выплеснуть их хоть на кого-нибудь. Нужно что-то делать с Грязью. Ситуация грозила перерасти в критическую. Вернее, что делать он уже придумал, точнее, вспомнил подходящий случаю термин. Троянский конь. Или просто – троян. Но еще не знал как.

Будучи по своей природе бунтарем и новатором, Вельзевул постоянно вводил в доверенном ему секторе Ада улучшения (с его точки зрения), весьма странно выглядевшие со стороны прочих Владык преисподней нововведения.

Например, он в свое время первым заменил дровяное отопление котлов с грешниками на газовое.

Казалось бы, мелочь, но данное действие привело к высвобождению от монотонного таскания дров нескольких миллионов бесов, которые были направлены на Землю с понятными целями.

А метро, мало того что доставлявшее низших чертей из сектора в сектор, но и озлоблявшее их в процессе до такой степени, что завидовали самые неуравновешенные из палачей? А компьютеризация базы данных мучимых? Мобильные телефоны, позволяющие чертям координировать свои действия по отлову беглых душ?

И вот теперь одно из его адских творений – система двойного учета душ – давала плоды. Он совершенно точно знал, сколько именно не поступило душ в Ад за последние десять лет. В разрезах как поквартальном, так и в территориальном. Душ, которые по всем законам и правилам должны были быть поставлены и были отмечены в накладных как отлетевшие, но…

И с каждым годом недопоставки становились все больше и больше, росли как снежный ком.

Скрупулезный анализ дал результат уже давно. Грязь. Все дело в Грязи. Он составил подробную докладную записку на эту тему и переслал ее своему господину. Но ответа так и не получил.

В общем Люцифер был доволен изобретательностью своего ближайшего помощника, и, если это применимо к демонским отношениям, друга. Что постоянно и демонстрировал, расширяя его и без того немалые полномочия за счет урезания прав других архидьяволов. 

Конкуренция в Аду очень жесткая, и даже забравшимся почти на самый верх Владыкам постоянно дышат в затылок и напирают с боков. Единственный, кому не угрожает смещение со своей должности – сам Повелитель. Но у того свои, стратегические заботы, функционированием Ада он почти не занимается. А чем занимается – фиг его знает… Хотя в свое время и против него строились козни и интриги. Да и сам Вельзевул нет-нет, да и примерял на свою голову (в тщательно скрываемых мыслях, разумеется) корону Повелителя. Но … Хоть он и демон со всеми вытекающими – он умный демон. Очень умный. Именно поэтому до сих пор и практически с самого начала времен он удержался на своем посту.

А многие другие изначальные Владыки… Лучше о них и не думать даже. То, что сделал с ними Повелитель – ужасно даже для Ада. В некоторых заговорах участвовал и Вельзевул, но всегда вовремя предавал и выходил из воды мало того, что сухим, но еще и с наградой.

Да, Вельзевул был демоном до мозга костей, но при этом не погряз в тупом консерватизме и постоянно учился. Учился у людей. Все то, что он смог внедрить в хозяйственную жизнь преисподней, было придумано не им, но это не имело никакого значения. Главное – результат. Чем больше людское племя придумывало способов облегчить себе жизнь, тем больше оно тонуло в высвобожденных из адских глубин сонмищах чертей и бесов, направляемых на Землю. А там они разворачивались…

Количество грешников за последние лет триста перешагнуло все разумные пределы. Многих приходилось даже консервировать до ввода в эксплуатацию дополнительных пыточных. Но это вовсе не значит, что недостачи останутся незамеченными или тем более будут прощены. Отдел рекламы работал на пять с плюсом, а вот технические службы явно не справлялись.

– Абаддон, – сказал он. – Абаддон, я хочу говорить с тобой. Алло! Абаддон!

Огонь в камине полыхнул зеленым, потом белым и преобразовался в красивое мужское лицо с тонкими чертами и огненными провалами глаз.

Абаддон – Сборщик Душ и Ангел Бездны. Наместник Люцифера на Земле. С ним даже Вельзевулу приходилось считаться. Люцифер Абаддону не то чтобы доверял, но полагался.

– Ну алло… Ну говори. Только короче.

– Абаддон, что по нашему вопросу?

– Какому еще «нашему»? Ты опять что-то затеял? Опять подстава какая-нибудь, как тогда?

– Тогда это был не я, и ты знаешь это. И кто был наказан, тоже знаешь. И о чем я говорю сейчас – тоже.

– Угу, ты – не ты… Конечно. Ладно. Новостей нет. Все по-прежнему. Достать их никак не выходит. Только если заранее забирать. Больше вариантов нет.

– Заранее – тоже не вариант. За это тебе первому влетит, а если я такие приму, и мне достанется.

Ангел Бездны промолчал. Он был еще более печален и зол, чем Вельзевул.

– Абаддон, – мягко проурчал Вельзевул. – Ты же понимаешь, что когда он, – кивок вверх, – вернется, он спросит о недостаче.

– И ты ему скажешь?

– Ты хочешь, чтобы я прикрыл своим авторитетом твою профнепригодность?

Сборщик Душ зарычал.

– Вельзевул, мы работаем уже многие тысячи лет. Я поставляю, ты складируешь и перерабатываешь. Это – первый сбой за… за эпохи!

– Этот сбой длится уже десять лет, Абаддон. И что ты сделал? Ни одного, подчеркиваю, ни одного случая возврата потерь. Это не пшено, чтобы списать на усушку и утряску, это души. На каждую кучу бланков строгой отчетности изведено, так просто не спрячешь!

– Ты думаешь, я не понимаю? Я сам десять лет места себе не нахожу, еще с первого случая! Но я же выяснил, куда они деваются…

– Ах, это ТЫ выяснил? Это Тевтус выяснил, и продал информацию МНЕ! А я уже сказал тебе!

– Ну я же узнал в результате – значит выяснил. И вообще, хватит уже бодаться. Что нужно, говори, и я пошел.

Вельзевул вздохнул, что в облике мухи было совсем непросто.

– Абаддон, есть мысль. Нужно отправить туда кого-нибудь и либо прорубить окно, либо наладить сбор там. Возможно, и переработку.

– Вельзевул, мы пробовали много раз. Ты же знаешь – ничего не выходит.

– Не так, как пробовали. Реально отправить. Открыть Врата.

Ангел Бездны задумался.

– Нужен будет проводник. Пожалуй… Разовую акцию я смогу обеспечить. Хотя это будет трудно. Очень. Ты понимаешь насколько?

– А ты понимаешь, что мы сейчас спасаем тебя, а не меня? ТЫ понимаешь, что это ТЫ будешь должен МНЕ, а не наоборот?

Сборщик Душ погрустнел еще больше. Кивнул.

– У тебя есть подходящие кандидаты? Чтоб было не жалко, если что?

– Чтоб было не жалко – половина Ада. А вот подходящего – нужно искать.

– Давай. Только не из Ада. А из эмиссаров. Чтобы вписались в тамошнюю жизнь с ходу, а то адские сразу вразнос пойдут, ты же их знаешь. А я займусь проводником. Мне потребуется дня три-четыре.

Князь Ада кивнул, соглашаясь.

Абаддон, не прощаясь, отключился. Огонь в камине стал пылать как обычно.

Вельзевул равнодушно скользнул взглядом по обнаженным обезображенным телам, висящим на стенах. Почти иссякли… Боль и страх – вместе вкуснее. А из этих сочится уже только тупая безнадега.

Хорошо, полдела сделано, решение принято, колесики закрутились. Печаль почти прошла, осталось найти на ком бы сорвать злость.

Князь Ада зевнул и принял вид маленького, сухонького, благообразного старичка с добрыми глазами, короткими усиками и бородкой клинышком. Одна из его любимых личин, когда он находится в игривом настроении. Встав с трона, он одернул куцый пиджачок, поправил галстук и подошел к ближайшему телу. Тело на приближение Вельзевула не прореагировало никак, несмотря на то что явно видело, так как век у него не было и закрыть глаза оно не могло. Архидьявол вздохнул.

Потыкав отравленным когтем ближайшие тела, он по-стариковски что-то пробурчал и щелкнул пальцами.

Выросшая как из-под земли суккуб-секретарь почтительно склонила голову, обвив длинным чешуйчатым хвостом обнаженные стройные ноги, и, как это и положено их племени, призывно поглядывала из-под длинных ресниц.

Вполне подойдет, подумал Князь Ада. Можно позабавиться.

У Вельзевула, как, впрочем, и у остальных высших демонов, не было одного или нескольких полностью доверенных лиц. Какое, на фиг, доверие в Аду? В частности, поэтому и сохранялись секреты, и очень трудно было плести интриги.

Вместо этого существовал огромный штат прислуги, секретарей, помощников и прочей челяди, текучка среди которых была поистине адской. Были, конечно, и специально подобранные им и заточенные под определенные цели демоны, но сейчас он никого из них не призывал. К чему? Нужно расслабиться, избавиться от остатков грусти и апатии, слить излишки агрессии, а для этого подойдет практически любой из его огромного штата.

Никто в Аду никому не верил, никто никому не помогал, все старались взобраться по головам и спинам коллег хоть на полступеньки выше. Вельзевул все это знал, и не удивился, увидев абсолютно незнакомую ему демоницу. Как она сюда попала – не важно. Но раз смогла прорваться в его кабинет в качестве сотрудника секретариата – значит, это кому-нибудь нужно. И сразу более-менее понятен список имен. Суккубы весьма узкопрофильные специалисты, и в Аду не всякий может ими распоряжаться напрямую. Жаль или, наоборот, хорошо, что те четверо, кто имеет на это право, так и не поняли такой простой истины.

Сами суккубы как секретари не очень, ни чай приготовить, ни стол сервировать, ни письмо напечатать не в состоянии. Хорошо умеют лишь одно. Это умение, конечно, важное для секретаря, но, по мнению Вельзевула, не основное.

– Хогошая моя, – прокартавил Князь Ада (к этой личине прилагалась легкая картавость, что очень нравилось Вельзевулу), – хочешь на эту стенку?

Суккуб тотчас упала на великолепные коленки и стала биться короткими рожками о красно-черный мрамор пола, что-то нечленораздельно бормоча и подвывая. Разобрать, что она там ныла, было сложно, может, она умоляла Владыку сделать ее своей игрушкой и благодарила за оказанную честь, а может, напротив, убеждала его, что принесет больше пользы, если не будет прикована к кровавой стене. Из глаз ее потекли слезы то ли радости, то ли страха.

С полминуты насладившись этим концертом, Вельзевул просто сказал:

– Хватит.

Суккуб все мгновенно поняла, и, вскочив с пола, уставилась на Архидьявола абсолютно сухими глазами.

– Вот! Посмотъите на это безобгазие товагищь суккуб! Кто у нас отвечает за инвентай и питание? Завхоз? Завхозу объявить выговог с занесением. Плохо делает товарищ погученную ему габоту… Почему сегодня инвентай на стенах не обновил? Сгочно испгавить, дело это агхиважное и отлогательств не потегпит. После этого пусть идет в пыточную номег девятнадцать дгобь семнадцать, я его приговариваю к пяти годам гасстрела… Подготовьте соответствующие документы, товагищь суккуб! Новым завхозом будет… Этот, как его…

Архидьявол махнул рукой и между ним и подпрыгнувшей от неожиданности суккубом появился огромный стол черного дерева с золотой инкрустацией, весь заваленный бумагами, бумажками, бумажечками и бумаженциями. В свое время он отказался от компьютеризации своего кабинета, хотя всячески настаивал на развитии сети в Аду в целом. Однако свои личные дела он вел по старинке, что неимоверно злило Тевтуса, главного шпиона и соглядатая Ада, который следил за всеми и продавал появившуюся у него информацию всем другим.

Хм… а она явно не дура. Вон как глазками бегает по столу, явно в экстренном темпе читает и запоминает секретную информацию. Сунув руку в эту груду, Вельзевул, казалось, наугад вынул один из листов.

– Ага, Астоибол, да… Как название лекагства от гемогоя, честное слово… Вот его пгошение о переводе из клинингового отдела хоть куда-нибудь. А вы… Как вас зовут-то, кгасавица?

Суккуб чуть не ляпнула что-то вроде «А как бы ты хотел?..», но вовремя прикусила свой раздвоенный язычок.

– Из… Иззабибель… – выдавила она.

Вельзевул с прищуром посмотрел на демоницу. Не показалось ли ему? Под маской сладострастия, глубоко в сути суккуба, он увидел жажду крови. Достаточно лишь… Да. Суккуб – самое оно. И сейчас попытать, пар спустить, и потом… Можно найти применение. Правда, суккубом ей не быть. Да и ладно.

– Кгасивое имя. Асмодей, как всегда, в своем репегтуаре… Ты за последний год уже двадцать пятая, кого он в мой секъетариат внедряет, пгоститутка политическая.

Иззабибель снова рухнула на колени, в этот раз молча.

– Да ладно, ладно. Я пъивык давно. Асмодею я потом сам все скажу… а ты… Тебя я, пожалуй, оставлю. И даже секъетарем… Только вот над внешностью погаботать надо немного. А то ведь мои секъеты они такие секъетные.

– Я … Я нет… Буду преданна… Не надо!!!

– Будешь.

Неуловимое изменение выражение лица архидемона – и вырвавшиеся из ниоткуда черные цепи оплетают тело суккуба. Ржавые крюки впиваются в ее тело, разрывая идеально гладкую кожу. Суккуб закричала, и в голосе ее уже не было возбуждающих ноток, лишь неподдельный ужас.

– Хогошо зафиксигованный пациент в нагкозе не нуждается, – ухмыльнулся Вельзевул.

…Потом для Иззабибель потянулись годы боли и страданий. Архидьявол, как существо высшего адского ранга, мог растянуть субъективное время почти любого обитателя Ада или сжать его. За эти годы Князь Ада узнал о потенциальной помощнице практически все, даже то, что знать не хотел. Но это издержки, так сказать… Но практически – это не все.

– Я все, все скажууу!!! Я…

Цепи все сильнее стягивали Иззабибель, уже хрустели кости, горлом шла черная кровь.

– Да не надо. Что ты там заешь-то. Что тебя князь суккубата послал? Что Лилит в очередной газ кого-то там подкупила пагочкой твоих коллег, и вот ты и здесь? Все это и так понятно, а такой, как ты, ничего больше и знать не положено. Да и поведала ты мне все уже, пока мы с тобой были вот здесь, – Вельзевул ласково погладил демоницу по голове. – Ничего нового. Но потенциал есть. В общем так. Мне нужно твое искъеннее согласие и клятва служить. Думаю, сгаботаемся. Вижу я в тебе что-то. Не суккубом ты должна была стать. Полагаю, как отслужишь свое – сделаю тебя ламией.

– Я… Я… Я клянусь! Клянусь служить тебе и только тебе! Клянусь собой, своей сущностьююю… Ты… мой… хозяин… навсегда… клянусь… – из последних сил простонала демоница.

– КЛЯТВА ПРИНЯТА!!! – неожиданно зычно прогрохотал Князь Ада. – НА КОЛЕНИ!

Кровавые стены засветились мрачным багрянцем, по залу пронесся отзвук тысячи воплей и стонов, огонь в огромном камине яростно полыхнул, язык пламени вырвался и на мгновение окутал архидьявола и закованную демоницу. На ее лбу появилась пылающая личная печать Князя Ада.

Цепи внезапно ослабили свое натяжение, но не отпустили суккуба, а просто обвисли. Собирая остатки сил, та распласталось у ног Вельзевула, уже держащего в руках два странных предмета.

– Этот ошейник будет твоим талисманом и моей гагантией, – снова нормальным голосом сказал он, ласково поглядывая на новообретенную помощницу. – А вот этой иглой я личноооо… – Вельзевул плотоядно улыбнулся, – лишу тебя всех возможностей заниматься блудом. Ты перестанешь быть суккубом уже сегодня. Власть Амадея над тобой пгопадет. Ты станешь коконом, куколкой, загодышем пъекгасного существа. Думаю, триста лет газвития и службы в секъетариате – и ты ламия. С возможностью периодических выходов на землю, газумеется. Начнем перевоспитание прямо сейчас.

С ужасом глядя на Князя Ада, суккуб пробормотала:

– Благодарю, повелитель…

Князь Ада взмахнул рукой, и черные цепи оборвались, оставив в теле Иззабибель проткнувшие его крюки с обрывками от трети до полуметра, и змеями юркнули в темное ничто. Ободряюще улыбнувшись демонице, Вельзевул поманил ее к себе. Звеня полусотней обрывков черных цепей и роняя капли черной крови, та на коленях подползла к трону, на котором тот уже снова сидел.

– Одевай, – сказал он, протягивая бронзовый ошейник с золотыми шипами, покрытыми проклятыми и позабытыми даже в Аду письменами. – Сама.

Робко взяв ошейник обеими руками, суккуб застегнула его на своей шее. Тот, казалось, ожил, заворочался, устраиваясь поудобней, выгнулся, и развернулся шипами к горлу, легонько оцарапав белую кожу. В голове Иззабибель произошел кровавый взрыв, тьма и молнии, и вдруг… боль ушла, оставив после себя никогда ранее не известное ей чувство легкости и четкости окружающего мира.

– Хогошо. Тебе даже идет, – одобрил Архидьявол. – Думаю, сама газберешься потом, как он габотает. Теперь мы будем освобождать тебя от доли суккуба. Пока у тебя останется хотя бы какая-то возможность блудить, Асмодей тебя окончательно не отпустит, а ты нужна мне целиком. Ложись на пол.

Демоница молча повиновалась, и Вельзевул, насвистывая «…не кочегары мы, не плотники… а мы заплечные работники, да…», огромной золотой иглой с такими же символами, как и на шипах ошейника, проткнул ей губы. Суровая нить, казалось, появлялась из ниоткуда, смыкая уста демоницы на многие годы. Та терпела молча, лишь слезы боли струились из прекрасных глаз с длиннющими ресницами. Суккуб даже не пыталась хоть как-то избежать того, что делал с ней Вельзевул. Все было решено за нее. Закончив с лицом, Архидьявол принялся за промежность, споро наложив швы в необходимых местах. Критически оглядев результат, хмыкнул.

– Мастегство не пгопьешь… Гогдись, я далеко не каждой вашей сестъе такое внимание уделяю. Большинство – в Яму, и всех делов. Вставай давай.

Демоница честно попыталась, но без сил рухнула на ледяные плиты красного пола. Поморщившись, Вельзевул, коснулся ее плеча, забирая усталость и боль. Делал он это редко, но относительно преданных ему демонов иногда стоит и поощрить. А Иззабибель будет его преданной рабыней почти добровольно, одно обещание выпустить ее из Ада на землю, пусть и в качестве ламии, чего стоит.

Бестелесных суккубов на земле не счесть, их уже и демонами почти никто не считает. Черт-те что и сзади хвост. А вот ламия – на несколько порядков выше какого-то там суккуба, специализирующего на подростках пубертатного периода… Награда поистине царская, и, можно сказать, авансом. Да и ошейник поможет.

Пока он возился со своей будущей помощницей, настроение Князя Ада изменилось. Деловитость, собранность и азарт блестели в его глазах. Последний раз он проводил подобную операцию уже более пяти лет назад, да и вообще приближал к себе демонов только основательно их до того помучив лично.

Не всегда то были суккубы, более того – крайне редко. Может, потому и не оставлял Асмодей своих попыток узнать хоть что-то из секретов Князя Ада, засылая все новых и новых…

Другие владыки также навязывали ему своих мелкоранговых подчиненных. Тому было много причин.

И лишь трое из многих тысяч, прошедших лично сквозь липкие руки и черные цепи Вельзевула, не оправдали его надежд… Остальные – относительно верно служат. Нет, все они продолжают оставаться демонами и готовы продать в любой момент, переметнувшись на сторону конкурирующих Владык, если им самим это будет выгодно. Но награды, которыми одарял Вельзевул, как и кары, которые он легко мог обеспечить даже не провинившимся, а просто заподозренным, стоили того, чтобы служить ему честно. Для демона честно, конечно.

– Теперь, когда мы кончили с прелюдией, – посерьезнев, сказал Архидьявол, – пгодолжим. Все помнишь о завхозе негадивом и Астоиболе?

Демоница молча (а как же еще с зашитыми-то губами) кивнула.

Три-четыре дня, подумал Вельзевул. Девчонке нужно отойти три-четыре дня. И Абаддону нужно три-четыре дня. Ладно, дадим ей шанс показать себя как настоящего секретаря, заодно отдохнет от пыток, у нее их еще много впереди. И еще раз перепроверим входящую информацию.

– После того как сделаешь, займешься вот этим.

Покопавшись в одном из ящиков своего монументального стола, он вытащил тоненький скоросшиватель обычного канцелярского вида.

– Сгоку тебе тгое суток. Доступ к земной компьютегной сети – вот, – он что-то быстро нацарапал на скоросшивателе золотым пером и ухмыльнулся. – Жду отчет. В устной фогме не приму, мне твои мвмым-мы-мым слушать неохота. Кгаткий, но полный, с выводами и предложениями, посмотрим, насколько я в тебе не ошибся. Цепи, кстати, не снимай. Защитят они тебя… От всякого защитят. Почти от всего.

Поклонившись, Иззабибель, как величайшее сокровище, приняла скоросшиватель, на котором было написало лишь одно слово «Грязь».

Аццкий Нуб. Часть 1. Ад. Глава 1. Вельзевул

Яндекс.Метрика
Вставить формулу как
Блок
Строка
Дополнительные настройки
Цвет формулы
Цвет текста
#333333
Используйте LaTeX для набора формулы
Предпросмотр
\({}\)
Формула не набрана
Вставить